+375 29 367 78 57

+375 29 556 13 28

Сергей Заделёнов

Сергея Заделенова поражают молодые хоккеисты, которые не стремятся никуда дальше чемпионата Беларуси...

 

Сергею Заделенову 37. И он продолжает играть в хоккей — заканчивать не собирается. За плечами, однако, богатая карьера — много событий, много лиц. О чемпионате мира-2006, Глене Хэнлоне, Михаиле Захарове, Владимире Меленчуке, Олеге Антоненко, Владимире Цыплакове, Дмитрии Заламае и многих других Сергей рассказал Goals.by. А еще удивился поведению молодых хоккеистов, поделился мыслями о сборной и «Динамо», а также вспомнил нашумевшие «30 промилле».
Еще 5 лет, другая молодежь, «всех мочить»

— Сергей, уж извините, что начинаем с такой темы, но вопрос возникает сам собой: вы в хоккей еще не наигрались?

— Нет. Чувствую по здоровью, что играть могу. Еще рано заканчивать. В среднем хоккеисты заканчивают в 35. Я же поздно начал — в 12. Так что считаю, что в запасе у меня еще лет пять :). Но это шутки. Ощущаю, что здоровье пока позволяет. И в хоккейном плане, думаю, игру я не порчу. В «Юности» отыграл нормальный сезон. Да и для любой команды, в которой окажусь теперь, могу что-то полезное сделать.

— Еще не знаете, где будете в следующем сезоне?

— Пока без понятия. В таком возрасте уже никто не пригласит, надо самому искать команду. Пока позвонил только Дмитрий Дудик из «Витебска». Больше никаких предложений не было. Буду стараться сам искать.

— «Юность» точно покидаете?

— «Юность» еще сама не определилась, где выступит, сколько в клубе будет команд. Еще неизвестно, что с ней станет в следующем сезоне. Может, и я останусь. Пока не ясно. У меня с руководством там сложились очень хорошие отношения, как и с тренерским штабом. Будем смотреть по ситуации.

— Михаил Захаров недавно заявлял об окончании тренерской карьеры. Удивились?

— Если честно, был сильно поражен. Но это ему решать. Мне кажется, Михаилу Михайловичу не надо заканчивать. Для белорусского хоккея он очень многое сделал, поднял его на ноги. Очень хорошо молодых игроков готовит, которые приходят во взрослую команду.

— А сами с подрастающим поколением не возитесь?

— Молодым, если честно, хочется подсказать, но, мне кажется, они не прислушаются. Сейчас молодежь такая пошла… В наше время мы прислушивались к каждому слову, которое тебе старшие хоккеисты говорили. Сейчас им без разницы, говоришь им что-то или нет. Не знаю, что у них в голове. Сейчас другая молодежь. Не могу объяснить этого.

— У нас недавно вышло интервью с Димой Заламаем, так по его словам складывается впечатление, что это вполне рассудительный парень, думающий о хоккее.

— Он как раз старается. Я же не говорил про всех. Есть такие, кто ленится. А Дима — хороший парень, выкладывается на тренировках. Его ждет большое будущее, только надо продолжать работу. Главное — не зацикливаться на чемпионате Беларуси, стремиться дальше, до уровня КХЛ хотя бы дойти. У него есть все данные. И рост, и габариты, и катание хорошее.

— С ним интересная история связана — с ним и братьями Костицыными.

— Ну, заварушка такая случилась на тренировке. Он против Андрея сыграл в спину, не по правилам, и Сергей подъехал разобраться. Так…

— Рабочий момент?
«Как Заламай появился в команде, так начал всех бить :). Ему без разницы, кого — молодого, старого. Всех «мочит».

— Да, все нормально. Просто надо играть по правилам. Возле борта ведь расслабляешься, спину ставишь, а в спину не принято бить. Да и вообще, у нас на тренировках раньше жестко друг против друга не играли, а как Заламай появился в команде, так начал всех бить :). Ему без разницы, кого — молодого, старого. Всех «мочит». И правильно делает. Все молодые так должны.
Отец, урановый завод

— А почему вы только в 12 лет начали хоккеем заниматься?

— Я ведь родился в России и вообще не знал, что такое хоккей. Меня отец — ну, отчим, но он для меня как отец — привез в Новополоцк. В 12 лет я впервые встал на коньки. В Глазове ходил, смотрел, может, пару раз катался, но тогда коньки были — эти «дутики» - непонятно, называть ли это катанием.

— Команда хоккейная ведь в Глазове есть.

— Да, «Прогресс». Они играют в следующей после высшей лиги.

— А что за город вообще?

— Такого плана, как Новополоцк. И по размерам, и по населению — 100-120 тысяч.

— Промышленный, наверное?

— Да, урановый завод там был в свое время. Сейчас вроде нет уже.

— Часто на родину наведываетесь?

— У меня там живут родственники, мама. Она сейчас ко мне приезжала, три месяца гостила. Если честно, три года уже не был на родине. Все по времени не получается. Это в нынешнем году отпуск затяжной получится. А в прошлом всего 24 дня — в конце мая закончили, и не было времени, только с семьей отправились отдохнуть. Да и ехать в Глазов неудобно. Если на поезде — это 36 часов. На самолете надо лететь через Москву, пересаживаться до Ижевска, а там еще 200 километров на машине.

— Есть известные земляки?

— Честно, не знаю. Я как уехал оттуда, приезжал потом только на неделю-две к родителям. Месяцами не проживал.
Новополоцк, душа, иди на завод

— Тяжело было наверстывать сверстников, уже научившихся хоккею к тому времени, когда вы только стали на коньки?

— Главное было — научиться кататься. А остальное вроде нормально. Пару лет ушло на адаптацию, чтобы появилась уверенность. У нас тренеры были хорошие — Валентин Лебедев, Владимир Мартынов. Они в нас душу вкладывали. В то время мы и в чемпионате России играли, что дало нам хорошую дорогу в будущее.

— Сейчас в курсе дел новополоцкой школы?

— Да. Там все очень плохо. Тренеры получают копейки. Недавно был в Новополоцке. Тренеры делают «подкатки» для молодых. Родители, наверное, платят за них деньги. Ну, хотя какие деньги? Те же копейки. Я просто видел, как тренеры выкладываются на этих занятиях. Оно длится 45 минут, так ребята с них выходят мыльные все. Я постоял, посмотрел, как с молодыми работают — был в шоке. Вот это отношение! А получают... Хотя школа хорошо работает — куда ни приедешь, встретишь новополоцких. Я в свое время в «Гомеле» играл. Спросишь у хоккеиста: «Откуда ты?» — «Из Новополоцка». Человек 10 таких было. Вроде ни разу не слышал, не видел — а это свой, оказывается. То есть школа дает хороших спортсменов, а тренеры получают копейки. Так не должно быть. Не знаю, от кого это зависит. Должны, наверное, клубы как-то платить, спонсоры.

— Клубы и должны быть заинтересованы в том, чтобы получать качественное пополнение.

— Там и в самом «Химике» мало платят. А если еще тренерам… Я вообще считаю, что в первую очередь должны платить тренерам, потому что они воспитывают пополнение. А так у него 40 человек в команде, и он один. Надо за всеми уследить, каждого научить. Это столько своего труда, здоровья вкладываешь… Каждому ребенку надо объяснить, поставить катание. Это большой труд, а на таких специалистов не обращают внимания. Из-за этого у нас молодежь такая и вырастает, что ей ничего не надо. Достиг он чемпионата Беларуси — и больше никуда не стремится. Он не понимает, что ему можно тренироваться, работать. Вот, у нас команда КХЛ есть. Даже если ты в «Динамо» не попадешь, то в Россию всегда можно уехать. Главное — покажи результат.

— Туда сейчас больше увозят детей, чем взрослые уезжают.

— В России хоккей сейчас стал очень популярным, везде строят дворцы, вот родители и думают отдать ребенка в этот вид спорта. Но они, кстати, ошибаются. Не из каждого может вырасти хоккеист. Главный плюс — что дети не будут по улице бегать.

— А часто говорят, что раньше спортсмены были сильнее, потому как дети больше времени на улице проводили.

— Ну, да. Вот я в 12 лет встал на коньки. У нас в Новополоцке была открытая площадка. Так я со всеми годами тогда катался. С половины седьмого утра до половины восьмого у нас была ледовая тренировка, потом мы шли в школы, оттуда прибегал, пару уроков делал — и сразу на каток. И приходил в 11-12 вечера. Отец уже шутил: «Может, тебе раскладушку купить, чтобы ты там и оставался»? А сейчас не успел со льда прийти, а молодой уже одет и из раздевалки выходит. Вот такое отношение. Они не понимают, что время летит так, что не заметишь, как карьера твоя хоккейная закончится.

— А в Беларуси и в 27 можно закончить :).
«Сейчас молодого искусственно затянули в основу, дали денег, и он сидит, извините за выражение, курит сигарету».

— Да, сделали лимит… Мне кажется, надо было его наоборот — для молодых. Раньше новичкам платили копейки. Я помню, какая у меня была зарплата — 40 долларов. В первой команде получали по 200-300. Было к чему стремиться. А сейчас молодого искусственно затянули в основу, дали денег, и он сидит, извините за выражение, курит сигарету. Потренировался, пошел домой — родители накормили, напоили, все хорошо в жизни. Так вот: дайте человеку во второй команде зарплату в 300 долларов, и пусть добивается сам всего. Доказал, что можешь играть, — взяли в основу на хорошую зарплату. Не хочешь за такие деньги играть — иди на завод. И то не на каждый сейчас возьмут. Тогда задумаешься.
Как нельзя делать, Меленчук и 10 человек, польза

— Вы как-то признавались, что ваше слабое место — это бросок.

— Ну, не то чтобы я не умею бросать. Просто редко это делаю. У меня нет такой цели. «2 в 0» выйду, и пустые ворота будут — все равно отдам пас. Люблю на партнера играть. Бросок есть — но не сильный.

— Вы ведь в последнее время нередко и в защите играете.

— Да, и в прошлом сезоне, и в этом. Не смотрел статистику, но мне кажется, что я в этом году сыграл больше всех в команде — ведь выходил и в чемпионате Беларуси, и в ВХЛ. По-моему, никогда столько не играл. А в последние матчей 10 приходилось выходить и в защите, и в нападении, и через смену, и по две минуты подряд. Некому было играть. На один матч набралось всего 13 человек. А в защите… Не сказал бы, что это тяжело. Главное — катание. С ним было чуть напутано. А так — отобрал, и первым пасом нападающих надо «зарядить», чтобы не возиться с этой шайбой, не делать для себя лишнюю работу и сохранить побольше сил.

— В 13 человек очень тяжело играть?

— Конечно. И с большим счетом там уступали. В конце сезона нам еще и команды попались очень сильные. Еще и через день играли. Ладно бы — провели матч, отдохнули, потом следующий.

— Молодежь в «Юниоре», играя составом в 13 человек против «Гомеля», полагаю, хорошую школу жизни прошла.

— Тренер у них хороший — Меленчук. Я с ним и в Новополоцке работал. Он может и в 10 человек сыграть. Знает, как ребят настроить. Может собрание затянуть на час, но этот час будет полезен для ребят, они себе все переосмыслят и выйдут на лед уже такими заряженными, что проиграть никак нельзя. Что они и доказали с «Гомелем». Какие бы мастера там ни были, оказалось, что их любым составом можно обыгрывать.

— Как хоккеисты в «Юности» отнеслись к запрету на участие в плей-офф ОЧБ?

— У игроков задача — выходить и играть. Просто я считаю, что тренер «Гомеля» поступил неправильно. Думал, мол, «Юность» — 20-я команда ВХЛ, сейчас мы им объясним, кто они такие. Получилось же наоборот: счет в серии 0:2, и он делает такое, которое делать нельзя. Если бы Скабелка совершил такое в начале серии, это было бы честнее по отношению к «Юности» и вообще ко всем. Боженька видит все — и наказал за это. Нельзя спасать себя таким образом.

— Давайте коснемся ВХЛ. Перед началом сезона говорили, мол, по уровню эта лига — как чемпионат Беларуси.

— Ну, как сказать? В экстралиге ты напрягаешься 3-4 игры. В ВХЛ каждый матч нужно проводить из последних сил. Много хороших команд, потому что это фармы кахаэловских клубов. Ребята стремятся туда попасть, и им есть что доказывать. Много техничных ребят, хватает опытных хоккеистов. Некоторые очень сильно мне понравились, в пас разбираются так, что нет слов. У нас таких и близко не видно.

— У хоккеистов «Юности» вроде как тоже была возможность попасть в «Динамо». Не стремились?

— Не знаю. Сезон-то мы начали неплохо, а потом — травмы. Причем у ведущих игроков, которые должны были делать результат. Затем случился какой-то спад, когда не просто уступали, а и по игре выглядели слабо. Перед новым годом вроде встрепенулись, но было уже поздно, соперники оторвались очень далеко. Хотя и поездку хорошо провели, с «Рубином» сыграли здорово, по содержанию выглядели на уровне.

— Перелеты-переезды сказывались?
«Бывало, летишь до Москвы, потом до ближайшего к месту города, дальше — на автобусе. Ну, а что? Все команды в таких условиях, не мы одни».

— Конечно. Бывало, летишь до Москвы, потом до ближайшего к месту города, дальше — на автобусе. Ну, а что? Все команды в таких условиях, не мы одни. В первых поездках нам приходилось по 8 часов сидеть в аэропорту, ждать рейса. Но на это наши неудачи нельзя списывать. Состав-то у нас хороший подобрался, много кто поиграл на чемпионатах мира, на высшем уровне. Просто, наверное, ребята из чемпионата Беларуси оказались не готовы к тому, что в каждом матче надо напрягаться.

— А вообще, в ВХЛ как с бытовыми условиями?

— Может, было городов пять, где все осталось в совдепе. Гостиницы эти страшные… Остальные — хорошие города, отели, дворцы. Для нас клуб делал все условия. Нам надо было только играть. К сожалению, не получилось. Не знаю, будет ли в следующем году «Юность» в ВХЛ. Мне же понравилось. Совсем другой хоккей. ВХЛ — не чемпионат Беларуси.

— То есть участие в лиге, несмотря на результат, на пользу пошло?

— Ну, конечно! Во-первых, молодым ребятам. Посмотрели на солидный уровень. Особенно эмхаэловцам, которые перешли в конце сезона. Я был капитаном команды, перед каждой игрой говорил им: «Ребята, вы сегодня выходите — и должны выложиться. Это все для вас — такой подъем! Вы вернетесь в МХЛ, и вам там будет уже легче. Здесь хоккей намного быстрее. И вы будете быстрее, и мыслить скорее. Это вам пойдет только на пользу». Скорее всего, так и получилось. «Гомель» же обыграли :).
Ветераны, хоккеисты «Юности», Словения

— За сборной сейчас следите?

— Всегда за нее болею. Не понимаю некоторых людей. При любом тренере есть такие, кто говорит: «Лишь бы сборная плохо сыграла». Нельзя так. Смотри не на тренера, а на команду. Если тебе специалист не нравится, ребята же в этом не виноваты. Болей за сборную, она же играет за твою страну. А тренер… Сегодня пришел один — не устраивает, завтра другой — опять то же самое. Так какого тебе надо?

— Состав у нас сейчас очень молодой…

— Хотелось бы, чтобы команда добилась хорошего результата, но будет очень тяжело.

— В середине «нулевых» команда показывала лучшие результаты в истории на чемпионатах мира.
«Ничего не имею против играющих ныне ребят, но среди них нет таких хоккеистов, как Романов, Копать, Микульчик, Хмыль, Салей».

— Сейчас это невозможно. Ушли все ветераны, в команде нет игроков такого уровня, как раньше, как нынешние тренеры — Скабелка, Андриевский, а еще Расолько, Антоненко. Большая проблема сборной и всего белорусского хоккея — защита. Ничего не имею против играющих ныне ребят, но среди них нет таких хоккеистов, как Романов, Копать, Микульчик, Хмыль, Салей. В последние годы защита держалась на Руслане, он же с площадки не уходил, играл минут по 40. Сейчас все по-другому. Кто ведущий? Вова Денисов — и все. Ветераны закончили, а куда делся «промежуток» между ними и молодыми, где нынешние 30-летние? Их нету, что ли?

— Мне вспоминается только Андрей Башко.

— Тренер решает, кого брать. Хотя Андрей сезон провел хороший.

— Не любят в последнее время в сборной «Юность».

— Да-а… Вот на квалификацию не взяли Костю Захарова, хотя он голов назабивал. Так почему ты его не берешь, потому что он игрок «Юности» или потому что фамилия Захаров? Так ты смотри не на это. Назабивал же человек, бомбардир. И не в чемпионате Беларуси, а хорошим соперникам. Зачем берешь людей из своей команды? Эти бомбардиры кому забрасывают? «Бресту», «Витебску», «Могилеву». Костя приехал и сразу пятерку отгрузил могилевчанам. А дай ему еще четыре игры — он бы 20, что ли, забросил? В сборную надо брать по-честному. А история с Костицыным? Нельзя такими игроками разбрасываться. У нас нет хоккеистов такого уровня. Ну, не приехал он на базу. На следующий день же явился на тренировку. Есть же задача — выиграть, премия за нее. Так ты ему не заплати премию, Андрей все равно не за деньги сюда ездит. Ну, или возьми его на товарищеский матч: плохо сыграл — подойди, скажи, что ты нас не устраиваешь, не проходишь в состав. Это будет честно. В сборной ведь нет сейчас хоккеистов, которые могут решить исход матча. А это игрок, который способен протащить, бросить, забить. Проявить себя как лидер. Отказаться от Костицына — это была большая ошибка Скабелки.

— Итог олимпийской квалификации вас удивил?

— Меня удивила сборная. То, как она сыграла первый матч. Было ощущение, что команда готовилась только к последней встрече. Со словенцами что делали? Знаю как игрок: тренер рисует тактику — средняя зона, зона обороны и нападения. Тройка должна между собой договариваться, кто где, и в чужой зоне уже творить, что хотят. Но не было игры в нападении, ребята не знали, что делать с шайбой. Это удивило больше всего.

— Считается, что словенцы взяли победу за счет самоотдачи и желания.

— Эту сборную раньше мы обыгрывали в любом состоянии. Что теперь происходит? Не знаю.

— А недавно было еще и 0:6 от нее на Кубке Полесья.

— Этот турнир мы вообще всегда выигрывали, какие команды ни приезжали бы на него. Не было такого, чтобы мы разваливались. Что происходит в сборной, должны решать руководители.
Хэнлон, Антоненко, тенденция

— А вам с каким тренером нравилось работать?

— С Хэнлоном. Он мне и по игре доверял, и как специалист нравился. Поставил: это и это должны делать, и его задания выполняли. В 2006-м на чемпионате мира 6-е место заняли — не просто же так. И хорошие команды были обыграны.

— Для вас это был лучший чемпионат?

— Да, 4+4.

— Чем была сильна та команда?

— Не знаю, как сейчас атмосфера в сборной, но раньше в команде была потрясающая сплоченность! Даже не знаю, как это передать. Подобрался коллектив очень хороших ребят, как в плане хоккея, так и по человеческим качествам. Очень умело расслаблял команду Олег Антоненко — как скажет что-нибудь! Пошутить умел. Говорили тогда: «Вот, поедем на «мир», а вдруг для нас это уже последний турнир? Больше ведь такой сборной не будет». Не знаю, как сейчас. Теперь главное подготовиться к 2014-му году, чтобы здесь хорошо сыграть, не опозориться. В первую очередь, попасть в восьмерку. И на домашнем чемпионате мира белорусы должны это сделать. Как — пусть решают тренеры и руководители, пусть готовят сборную, еще целый год впереди.

— «Динамо», тоже говорили, — для сборной.
«Если брать легионеров — возьми лучше вместо двух средних одного хорошего и одного белоруса».

— Для какой сборной? Руководители заявляют, мол, у нас бюджет, не можем взять хоккеистов. Я не знаю цифр, но разве они малы? Если брать легионеров — возьми лучше вместо двух средних одного хорошего и одного белоруса. Уже польза для сборной и для клуба. Как делали рижане. В первом сезоне у них было 5-6 хороших «варягов», остальные — свои: они смотрели на лидеров и к ним тянулись. И результат был, в плей-офф попадали. А наше «Динамо», как мне кажется, не для сборной, а для зарабатывания денег.

— Говорят, белорусы не особо стремятся и сами в «Динамо».

— Тогда я не знаю, что этим белорусам надо. Пока в чемпионате Беларуси у них все хорошо, но это до поры до времени. А потом люди поймут — надо было куда-то пробиваться.

— На этом чемпионате мира чего ждете от нашей сборной? От вылета команда застрахована.

— Все равно хотелось бы, чтобы достойно сыграли. Белорусы всегда были на хорошем счету. Нужно не опозориться. Год назад плохо сыграли — не хотелось бы, чтобы такое повторилось.

— Уже два чемпионата мира наша команда становилась 14-й. Тенденция…

— Надо как-то ее ломать.

— В Скабелку как тренера сборной верите?

— Я верю в ребят, что они могут что-то сделать.
Антоненко, Угаров, Цыплаков

— Вы говорили, что лучшая тройка, в которой довелось играть, у вас была с Антоненко и Угаровым.

— Да. Олег вообще корифей в хоккейном плане. Таких, как он, сейчас и близко нет в сборной. С этими ребятами было приятно играть. Мы были разноплановыми хоккеистами. Леха мог протащить шайбу, забивной игрок. Олег — тоже забивной, техничный. Я мог вовремя пасом снабдить. В одном звене друг друга дополняли.

— Говорят, Антоненко до сих пор не наигрался в хоккей.

— Он и продолжает играть — в президентской команде. На рождественском турнире как выступил! Скажу так: быстрым он никогда не был и по скорости остался сейчас на прежнем уровне. Олег мог еще играть. Рано закончил. Насчет рук — они у него просто золотые.

— А что сейчас с Угаровым? Мало забивать стал…

— Не знаю… Может, тренер меньше доверяет, моральная тяжесть какая-то появилась.

— Еще интересные люди в вашей карьере?

— Вова Цыплаков, когда играл, всегда шутил в раздевалке, на льду все время подкалывал. Да и все, кто был в сборной — имею в виду ветеранов, которые уже закончили — были в порядке. И по игре, и по общению. В национальную команду всегда приезжал с удовольствием. Даже на евротуры приглашали — летишь быстрее, ждешь момента, когда приедешь, расслабишься после той команды, в которой постоянно выступаешь. В сборной всегда другая атмосфера.

— Престиж национальной команды, кажется, раньше был выше. Сейчас же ее только ругают и постоянно чего-то требуют.

— Хуже играть, наверное, стали. Болельщики, считаю, тоже не правы. Хотят видеть от сборной результат, но его сейчас некому делать. Надо подождать. Наши молодые хоккеисты за год поднаберутся опыта, и если на домашнем чемпионате мира команда провалится, тогда и надо с нее спрашивать. А сейчас сборная «сырая». Наверное, половина хоккеистов еще не выступали на чемпионатах мира.
Детство, выходные, 30 промилле

— Видите себя в будущем в качестве тренера?

— Ну, посмотрим. Я учился, диплом есть. Сначала бы еще хоккейную карьеру продолжить. А так, конечно, интересно было бы поработать с детьми. Сначала, мне кажется, надо попробовать себя с ними, посмотреть, что это такое.

— А как же копеечные зарплаты?

— Ничего страшного. Проживем как-нибудь :).

— Друзья среди детских тренеров есть?

— Да — и в «Юности», и в Новополоцке. Сложная это работа. Родители ребят ведут в хоккей, группы большие. Надо иметь подход. В маленьком возрасте они еще и не особенно слушаются.

— Учились в БГУФКе?

— Нет, в Екатеринбурге. Заочно.

— То есть на сессию только приходили, да и то не всегда?

— Ну, а как еще, если ты все время в разъездах? В свое время и школу так же заканчивал. Тогда на первом плане была не учеба, а хоккей. Было трудно, в общем. Учился в спортивном классе, но там только тяжелее. Совсем не до уроков. Весело, все свои, но не до учебы. После уроков — быстрее бы на каток.

— А сейчас как свободное время проводите?

— По ходу сезона, бывает, дают два выходных. Проводишь день с семьей. Если честно, больше заняться и нечем. Да и Михал Михалыч не приветствует выходные. С одной стороны — это и правильно: не дает расслабляться, тренироваться ведь надо.

— Как вообще с Захаровым складываются отношения? Человек он эмоциональный, видно, и накричать может.

— Все нормально. Рабочая обстановка. Он имеет право и накричать. Хочет же достучаться. То, что он говорит, ты должен сделать. Просто так он ведь не кричит. Все по делу. Если не выполняешь — получи. Может, просто другие тренеры менее эмоциональны.

— А вне тренировок?

— Тоже все хорошо. В раздевалке может с ребятами посмеяться спокойно.

— На критику тренера никогда не обижались?

— А зачем? Он же говорит правду. И не за спиной. Говорит, как есть.

— А как же история про 30 промилле?

— :) Михал Михалыч чуть перегнул тогда.

— Но повод был у него такое сказать?

— Повод-то был, но не до такой же степени.
Кулак, слезы, не на кого смотреть

— Ваш лучший матч в карьере?

— Лучший в плане чего?

— Образно говоря, когда крылья вырастали.
«Наверное, лучшей была игра на чемпионате мира в 2006-м году, когда встречались со швейцарцами».

— Не беру выигрыши чемпионатов Беларуси. Наверное, лучшей была игра на чемпионате мира в 2006-м году, когда встречались со швейцарцами. Это был решающий матч групповой стадии. Мы выиграли 2:1, и я забросил вторую шайбу. Это был блеск. Ко мне тогда Володя Копать за воротами подлетел, помню. Эмоции очень сильные. А потом мы попали на финнов, и они нас обыграли. Тогда чемпионат мира дался всем. До сих пор он в памяти. И организация в Риге была очень приличной. На скольких чемпионатах мира был — именно в Латвии условия оказались самыми лучшими. А больше всего не понравилось по организации в Москве. Нельзя в таких больших городах проводить турниры. Эти пробки…

— Вы как-то сказали, что на чемпионате мира 2006-го вы «не играли, а получали удовольствие».

— Там, повторюсь, и команда хорошая собралась, и тренеры. Был один кулак. К Глену приехала жена и сын, так парень ходил весь в белорусской символике, на лбу флаг нарисовал. Жена переживала очень. После заключительной игры Хэнлон заплакал. Он же тогда уходил из сборной. Сыграли с финнами, он зашел в раздевалку — и заплакал. Сказал всем «спасибо». Это была просто классика.

Фото: Юлия Чепа

— После Хэнлона в сборной работал Курт Фрэйзер.

— Он нормальный тренер, но с Гленом две большие разницы. Курт более жесткий. Он меня недолюбливал, если честно :). С первых дней так получилось. Он как приехал, сказал: «От Глена тебе привет». И начал прессовать. Все время «Заза, Заза». Требовал от меня большего, чем я мог. А мне кажется, на тот момент я и играл, как мог.

— В кахаэловском «Динамо» вы оказались со старта проекта. Помните то время?

— А что, нормальное было время. Хотя тоже взяли тогда в команду не тех легионеров. Они должны были делать результат, но получалось, что кто-то одну шайбу забросил, кто-то — чуть больше. Платт же тогда приезжал — ничего не забил, только перед отъездом, когда его уже выгоняли, забросил дважды. А мы что? Я уже, если честно, подзабыл. Помню, что плохо играли :).

— Довольны тем, как сложилась и как складывается ваша хоккейная жизнь?

— Конечно, доволен. Может, жалею, что поздно начал заниматься. А вдруг из меня чуть-чуть получше вышел бы хоккеист? Уехал бы куда-то, подольше в России поиграл. Не, я доволен. И тем, что в сборной сыграл, и что на Олимпиаду меня Михал Михалыч взял. У меня цель такая была — получилось. Сейчас была задача съездить в Сочи, посмотреть. Но сборная Беларуси туда не попала — не на кого смотреть…

Умение создавать атмосферу реализма на тренировке и есть то искусство, которое не может прийти вместе с дипломом, если у тебя нет личного опыта выживания в соревнованиях с очень сильными противниками.

Основные правила наших тренировок

1) Научить работать на эмоциях, на кураже.

2) Ввести в модель поведения на льду оборонный рефлекс, то есть мгновенную реакцию на защиту  от внешнего раздражителя.

Хоккейная школа наивысшего мастерства "Финт"

Copyright © ЧУП "Хоккейный клуб" Тишкина Максима" с регистрационным номером 192053327

 Все права защищены.

Rating All.BY