+375 29 367 78 57

+375 29 556 13 28

Климин

Новополоцкий дресс-код, жесткие последствия драки с Лисичкиным, непутевый доктор из Новополоцка, догонялки с Андриевским, пенные вечеринки в раздевалке, витебские флешмобы, последствия от Rammstein… В интервью 31-летний форвард «Витебска» Михаил Климин рассказал много интересных, веселых, грустных и страшных вещей.

Новополоцкий дресс-код, жесткие последствия драки с Лисичкиным, непутевый доктор из Новополоцка, догонялки с Андриевским, пенные вечеринки в раздевалке, витебские флешмобы, последствия от Rammstein… В интервью 31-летний форвард «Витебска» Михаил Климин рассказал много интересных, веселых, грустных и страшных вещей.
«Прежний директор «Витебска»? Одет был хорошо»

— В последнее время в «Витебске» произошло много перемен.

— Да, недавно вот новый директор пришел. Лет десять назад пересекался с ним в «Витебске» на сборах. Отличный мужик, порядочный. Если предшественник не оставил нам много долгов, тогда все будет нормально.

— А что до этого было?

— До этого терпели. А что еще делать? Пацаны хотят играть. В межсезонье тренерский штаб поменялся. Теперь и директор. Настраиваемся на позитив.

— А каким предыдущее руководство было?

— Я даже разобраться не успел. Магильницкого видел мельком раза полтора от силы. Что могу сказать? Одет он был хорошо :). Даже очень, дорого. Мне же по приезду в «Витебск» дали бэушную форму. Я, конечно, люблю такую, но не настолько бэушную. Коньков у меня как не было, так и нет. Тренеры вроде пытались исправить ситуацию по этим направлениям. Но ответ им был всегда одинаковый: «Нет денег». Будем надеяться, что новый директор наладит дело.

— Что другие ребята говорили о Магильницком?

— «Выживали». Клюшек не было, формы не особо. Может, так надо было.

— До «Витебска» ты играл в «Химике-СКА». Там тоже проблемы с экипировкой возникали.
«В Новополоцке были не проблемы, а творился форменный беспредел».

— В Новополоцке были не проблемы, а творился форменный беспредел. Тренировались с одной клюшкой на двоих. Люди просто выходили на лед, чтобы хоть покататься. И ведь ребята сами возили клюшки на клуб, но они почему-то до нас не доходили. Тренер наш питерский — Юрий Рыхлов — сначала вроде был за нас, а потом: «Что-то не нравится? Рты заткнули и пошли вон из клуба. Работайте на заводе». Взбунтовались мы. В руководстве начали потом ныть, что мы зачинщики бунта. Бред! Они сами начали этот беспредел — значит, они и зачинщики.

— Интересно.

— А когда проводилась встреча с болельщиками, тренеру не понравилось, как мы одеты. Мы должны были одеться так, будто у нас все здорово и безоблачно. В раздевалке заставлял нас майки клубные натягивать. Ну, он же из Питера, из культурной столицы приехал. У меня к тренерам вообще никогда претензий не возникает. А Рыхлов нам говорил: «Вы — колхозники. И менталитет у вас колхозный». Поменяли руководство — небо и земля. Бюджет остался на той же отметке, но почему-то появились и форма, и клюшки, и костюмы, и лента. За те же деньги. И зарплату стали вовремя платить.
«После драки с Лисичкиным пять дней в туалет томатным соком ходил»

— В «Витебске» веселые ребята собрались?

— Конечно. Атмосфера приятная. Да и тренерский штаб ведет себя так, чтобы мы ни секунды не унывали. Ребята дружелюбные. Конкуренция у нас только на льду. У нас все с амбициями — хороший состав подобрался. Драки все наши — это тоже проявление амбиций. Мы не ставим своей целью кого-то сломать. Беспредельщиков в нашей команде нет — исподтишка бить не станут. Сейчас ждем перемен, но играть-то все равно надо. Прежде всего хотим себе доказать, что мы что-то можем. Да и тренеры наши тоже амбициозные. Хотя им во сто крат тяжелее, чем нам. Хоккеисты же на льду могут эмоции выплеснуть.

— «Витебск» — самая боевая и жесткая команда чемпионата. Тренеры так мотивируют?

— Ни в коем случае. Просто ребята сами по себе такие. Собственно, драка была только в Могилеве. Но я тебе скажу, что там и соперник хорош был. Я вышел на первую смену и трижды уворачивался от реальной угрозы — чуть башку не снесли. Могилевчане сразу начали играть агрессивно и нагло. Хотя и их можно понять — тоже амбиций много. Наши от такого поведения подзавелись. Драки же возникали спонтанно. Например, кто-нибудь летал по всей площадке и случайно на Сачивко попадал.

— А это уже плохо.

— Кирилл 200 килограммов от груди жмет, делает 200 отжиманий. Чего на него лететь? Он даже упасть не даст — рукой будет держать. Ну и все. Результат отошел в сторону, начали тупо драться. Специальной же накачки на драку от тренера у нас нет никогда.

— В Гродно у вас тоже неприятные ситуации возникали.

— Началось все с того, что Лисичкин грубо сыграл против Шипицына. Шип даже травму получил в том эпизоде. А Сачивко, считаю, против Панцырева сыграл чисто. Судьи на Сача уже клише грубияна повесили. Просто он физически гораздо сильнее — весит сто килограммов. Вот Дима Якушин такой же был. Он тебя толкнет — ты сначала два метра летишь, потом метр приземляешься и кувыркаешься четыре. С Сачем та же история — чистый силовой прием и никакого выставленного локтя. Почему-то к Кириллу никто не полетел драться. Хотя на площадке даже Боголейша был. Но он в следующей смене провоцирует на драку Менжинского — гораздо менее искушенного бойца. Точно так же Бадун полетел на Тарана. Причем клюшкой в лицо. Надо солиднее быть. Ну, ничего. У нас еще будут с ними игры.

— У зрителей проснулся интерес к хоккею.
«У нас нет Яблонски или Мирасти. Мы никого не ломаем».

— Ну да. В свое время похожая ситуация была с «Юностью». У многих к минской команде и к ее тренеру появилась антипатия. Такое чувство, что Михаил Михайлович сам на лед выходил и дрался. Сейчас что-то подобное с нами — кому-то нравятся драки, кому-то нет. В первую очередь наши ребята играют в хоккей. У нас нет Яблонски или Мирасти. Мы никого не ломаем. Вот, например, многие говорят, что летом Таран травмировал Еронова. Но он его ударил два раза в шлем, после чего отпустил. Сомневаюсь, что можно голову сломать таким образом. Значит, у него уже была какая-то травма.

— Сачивко — самый крутой ваш боец?

— Есть еще пара ребят приличных. Сач — самый одаренный в физическом плане. Крепко стоит на коньках, удар держит. Есть еще Эдик Гринь, Таран. Если надо, любой может постоять за себя. Трусов у нас нет. Посмотрим, что у тренеров получится. Москва тоже не сразу строилась.

— А ты часто дрался?

— Один раз, наверное. Куда мне? Я ж вешу 20 кг в мокром пальто :).

— Что за драка была?

— Со Славой Лисичкиным перед свадьбой моей. Он меня в спину толкнул на скорости. Я из последних сил поднялся — пришлось подраться. А потом после этого пять дней в туалет томатным соком ходил. Диагноз поставили — ушиб грудной клетки. Зато дали больничный — свадьбу нормально отгулял. Со Славой потом играли вместе в Гродно. И сейчас нормально общаемся. Отличный парень. Гродненская легенда. Если растить бороду за каждый год, проведенный в «Немане», то Лиса бы уже Дедом Морозом стал.
«Если здоровье позволит, буду играть до 70»

— Почему покинул Новополоцк в межсезонье?

— Я же ведь не ушел из «Химика» — меня ушли. Целый год в Новополоцке отыграл без крестообразной связки. Обращался к доктору. Он говорит: «Все нормально, играй». А у меня нога выскакивала постоянно. Поболит три дня, отпустит — и обратно на лед. Привез МРТ, а врач мне: «Эту бумажку можешь выкинуть. Здоров». И Коробову то же самое говорил. Если бы мне надели железный наколенник, то все было бы нормально. Доктор же мне купил фиксатор за 400 тысяч. В таких девочки-волейболистки играют. В «Химике» сказали «лечись» и отпустили. Сейчас в Новополоцке доктор поменялся, слава Богу. Я же позвонил Дудику, попросился в «Витебск». Обрисовал ситуацию. Сказал, что куплю наколенник, и все будет в порядке. Играть-то хочется.

— В «Витебске» врачи и тренеры нормально все восприняли?

— Конечно, это же хоккей. В нашем виде спорта колени часто летят. Впервые кресты травмировал, когда Андрюха Коршунов полным своим весом мне на колено приземлился. Мои куриные лапки эти 104 килограмма не выдержали :). Сейчас наколенник держит связку — фактически замещает ее.

— Никогда не возникало мыслей о завершении карьеры?
«Куда мне сейчас идти? На завод? Или на базар торговать? Это не мое».

— Больная тема. Хочу бороться до конца, играть. Завершить я всегда успею. Если здоровье позволит, буду играть еще очень долго — лет до 70 :). Куда мне сейчас идти? На завод? Или на базар торговать? Это не мое. Поверь, не пустые слова. Вот Женя Есаулов закончил, а сейчас говорит, что еще поиграл бы. Скучает сильно.

— Высшее образование есть?

— Тренер.

— Будешь работать?

— А кому я нужен? Все занято. Хотя в школах сейчас много детских тренеров, которые в хоккей даже никогда не играли. Очень не хочется, чтобы дети попадали в руки таких людей. Залезть куда-то очень тяжело. Да и зарплаты у детских тренеров… Кто пойдет работать за два миллиона после того, как играл за нормальные деньги. И бюрократия эта! Один мой друг рассказывал: чтобы куда-то с детьми поехать, нужно собрать 70 бумажек. И он работает в нормальном клубе. Представляю, что творится в каком-нибудь Могилеве. Выдай форму, завлеки людей. Неблагодарный труд. Нет у нас нормально выстроенной вертикали, чтобы все работало четко. Будет вертикаль — будут и результаты нормальные по всем линиям. От 2008 года до «Динамо» и национальной сборной. Вот сейчас «зубров» тренирует Александр Андриевский. Считаю, ему нужно дать время.

— Ты играл под его началом в «Гомеле».

— Да. У этого специалиста есть харизма, опыт. И пошутить может, когда надо. Хотя и получал я от него нормально :). Но никаких обид нет. Комфортно с ним работалось.

— Что значит «получал от него»? Клюшкой, что ли?

— Хах, мог за мной по льду погоняться и по жопе дать :). Он думал, что легонько. Но его «легонько» по моим костям было достаточно ощутимо. У нас было упражнение «3 в 2 с догоняющим». Так Андриевский любил догонять — всегда за мной бегал. От него любой побежит быстро. Вроде ускоряешься на максимум, а он все равно догоняет и длинной клюшкой достает. Андриевский всегда в форме был. Держал нас в тонусе, примером служил. И авторитетов для Леонидовича не существует: Платт или Климин — все побоку. За пояс заткнет любого.

— Чем больше всего запомнился Андриевский?

— Отношением к игрокам. Если ты красавчик, он так и скажет. Если отдал пять неточных передач — пробеги-ка пять челноков. Он разговаривал с нами на равных. Впервые я столкнулся с таким отношением тренера к хоккеистам, когда в «Химик» Сергей Пушков пришел. Тот тоже все время улыбался, общался с хоккеистами на разные темы.
«Зарплаты хватало на пару раз в «Макдональдс» сходить»

— Твои партнеры на 10-12 лет младше. Не смущает?

— Мне нравится в «Витебске». Все адекватные, веселые парни. Флешмобы устраивают.

— Какие?

— После тренировки заиграла музыка в раздевалке — все резко вскочили и начали танцевать. Если бы я по молодости так плясал, то, наверное, уже долго не вскакивал бы. А сейчас нормально. Рядом с ними сам моложе становлюсь.

— Себя в таком возрасте помнишь?

— Меня в ХК «Минск» позвали вместе с Башко, Сенькевичем, Мелешко, Валиком Эбертом. Пригласили нас после юношеского чемпионата мира. Просыпаюсь утром от звонка Валерия Польшакова. Спрашивает: «Чего спишь? Акклиматизация? С Ямайки приехал, что ли? Давай в 11 на тренировку». Я не уловил: «На какую?». Он: «Я сказал: на тренировку!» На «Керамине» тогда тренировались. Помню, когда мимо опытных проходил, под ковер был готов залезть. Такие личности — Радько, Рунец, Пигулевский. Слово лишнее боялись сказать. А если кого-то обведешь, тебя за шею зацепят — без обид, все так и должно быть. Все через это прошли — я, Мелеха, Сеня. Не могу представить, чему подвергались в молодости сами эти опытные ребята.

— Сейчас менталитет поменялся?
«В «Минске» получал 56 долларов вместе с премией. Поэтому меня мама кормила».

— Разумеется. Началась американизация. Молодых «отпустили», стало больше команд. Через сито игрокам проходить не надо. Вышел из детского возраста, попал в «фарм». Помариновался там некоторое время — взяли повыше. Зарплата сразу в несколько раз больше. Я, например, в «Минске» получал 56 долларов вместе с премией.

— Хватало?

— Нет, конечно. Мама кормила. На что зарплаты хватало? В «Макдональдс» пару раз сходить. Всем хотелось побольше денег, но ценности были несколько иными.
«Перед «Славутичем» Rammstein два часа в раздевалке играл»

— Помнится, что в каждой своей команде ты был ди-джеем в раздевалке.

— Хах, да. Я люблю хорошую, веселую музыку. Особенно пляжную. Всегда навязывал свой стиль. До сих пор этим занимаюсь.

— Что сейчас актуально?
«Rammstein на нас пагубно действует. Включим перед матчем — сразу удалений нахватаем».

— House. Слушаю все, что в клубах играет. Перед матчами нужно создавать хороший позитивный фон. Если я на протяжении 15 минут буду слушать Rammstein, у меня настроение упадет ниже плинтуса. Да и вообще на нас немцы пагубно действуют. Включим перед матчем — сразу удалений нахватаем. Шашки наголо, как говорится. Перед «Славутичем», кстати, Rammstein два часа в раздевалке играл :). Помнишь, что получилось?

— 0:9 и полный бокс для штрафников.

— Ну. Поэтому посоветовались с тренерами и установили правило: «Rammstein» включать не больше, чем на 5 минут. Чисто чтобы прогреться. У нас за музыку я отвечаю. А в «Шахтере», например, настоящий ди-джей есть — Дима Верамейчик. Музыку сам пишет, даже в клубах где-то играл. Надо попросить у него, чтобы скинул свои треки.

— Кого любишь слушать?

— Antoine, Rich-Art. Раньше эти ребята очень популярны были. Сейчас музыка меняется. Ди-джеев этих расплодилось! Это тебе не в хоккей играть. Будет пульт — научишься играть.

— Фестивали посещал?

— На Klubbheads был очень давно — на «Шайбе» выступали. Ходил в Гомеле на M.E.G. А еще на DJ Smash — странный персонаж. Он думал, что у нас тут деревня и никто ничего не знает — играл музыку из прошлого. Я вообще думал, что это местный паренек вышел. Оказалось, парень из телевизора. Вообще не понравился, если честно. Global Gathering? Не, не заглядывал туда. Не люблю мероприятий, когда собирается много людей с большими круглыми глазами :).

— Откуда любовь к клубняку?

— А кто не любил по клубам ходить? Наверное, всем нравилось. Сейчас уже особо не походишь — семья, дети. А раньше это была классика. У нас ведь уже не советский тоталитаризм. Хочешь в клуб — иди. Люблю громкую музыку. В машине всегда звук на полную. Иногда даже не слышу, как мне сигналят.

— Соседи по батареям не стучат?

— Дома не слушаю. Только лежу и телик щелкаю. Жена даже обижается, что дома постоянно молчу. На тренировке выплескиваюсь.

— После побед что в раздевалке играет?

— Пляжный house, конечно. Бикини, плавки, стринги, пенные вечеринки и все дела :). Ребята довольны — крик, гам. Ликуют все.
«Разве я виноват, что был лучшим бомбардиром в «Гомеле»

— Ты прошел через юношескую и молодежную сборные, а в национальной так и не удалось дебютировать. Не обидно?

— Не знаю. Возникали такие чувства. В «Гомеле» при Андриевском был хороший сезон, но меня даже в кэмп не пригласили. Хотелось бы прочувствовать эту атмосферу. Хотя бы на сборах. Были мечты: вызовут, приеду, докажу. Не вышло. Тренерам виднее — они под себя народ набирают.

— Как думаешь, почему шанса не дали? Сам виноват?

— Разве я виноват, что был лучшим бомбардиром в «Гомеле»? Вряд ли. Саня Макрицкий хорошую фразу давным-давно сказал: «Нет плохих хоккеистов. Есть те, кто не нашел своего тренера». Возможно, в мое время в сборной моего тренера не оказалось. Наставник набирает игроков и сам отвечает за результат. Какие обиды могут быть? Не взяли и не взяли.

— Был такой момент в карьере, о котором ты сейчас жалеешь?
«Да, я не достиг невероятного уровня. Просто однажды доверился не тому человеку».

— Да, но я тебе о нем не скажу. Считаю, зацепил хороших тренеров. Зачесов, Сидоренко, Пушков, Андриевский, Кравченко, Спиридонов. Я рад, что играл у этих специалистов. Нормальная карьера. Многие ребята позаканчивали в 18-20 лет — вот им, наверное, обидно. Мне уже 32 года почти. В любом случае заканчивать будет проще. Да, я не достиг невероятного уровня. Просто однажды доверился не тому человеку. Думал, будет резкий скачок. Вместо этого произошла трехлетняя стагнация. Остался там, где остался. Без обид. Я быстро закипаю, но и отхожу так же быстро. Могу походить и поорать жене на ухо: «Он — урод! Он виноват!» Но через пять минут я опять буду улыбаться, шутить и веселиться.

— Какой тренер тебе больше всего запомнился?

— Наверное, история с Сидоренко. Играл у него в Новополоцке, а потом он меня с собой в «Унию» забрал. Там любопытная ситуация в первой же игре произошла. Меня люди два раза на спине провезли за смену. Я сел на скамейку. Слышу: кто-то орет сзади на польском. Ничего не понимаю. Смотрю направо — нет никого. Слева — тоже нет. Потом понимаю, что это Сидоренко на меня сзади кричит :). Тоталитарный мужик, со стержнем. Андриевский такой же. Едешь на смену и понимаешь: «Главное — что мы все живы и здоровы. Да, Александр Леонидович?» А он тебя полощет :)! Без оскорблений, конечно. Кравченко — тоже своеобразный тренер со своим «изюмом».

— А что от Дудика уже успел перенять?

— Нравится его философия. Не должно быть психологии лузерства. Есть в нем хэнлоновское «мы — одна семья». Дмитрий Владимирович — тренер новой формации. Думаю, у него все получится. Он поможет нам, мы поможем ему. Потенциал у Дудика большой. Это видно по его тренировкам и тактике, которую он прививает. Нужно одно — время.

Умение создавать атмосферу реализма на тренировке и есть то искусство, которое не может прийти вместе с дипломом, если у тебя нет личного опыта выживания в соревнованиях с очень сильными противниками.

Основные правила наших тренировок

1) Научить работать на эмоциях, на кураже.

2) Ввести в модель поведения на льду оборонный рефлекс, то есть мгновенную реакцию на защиту  от внешнего раздражителя.

Хоккейная школа наивысшего мастерства "Финт"

Copyright © ЧУП "Хоккейный клуб" Тишкина Максима" с регистрационным номером 192053327

 Все права защищены.

Rating All.BY